?

Log in

[icon] Я на "Марусю" не обижаюсь, но пару слов сказать следует... - ru_weird
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.

Security:
Subject:Я на "Марусю" не обижаюсь, но пару слов сказать следует...
Time:07:03 pm
Год назад я закончил роман. Называется "Хозяин Древа сего". Боевое такое фэнтези. Прочитали его несколько писателей, хороших, профессиональных, и говорят: "Публиковать надо". И стал я предлагать его по издательствам. До сих пор предлагаю. 
      Ничего удивительного, ибо "Хозяин" мой - отъявленный "неформат". Так что я рук не опустил, тем более что барьера Джоан Роулинг, у которой первого "Поттера" отвергли 12 издательств, еще не преодолел.
      Ну и, по секрету, второй у меня роман пишется, по теме и жанру совсем другой. Думал, напишу его, издам, а "Хозяин" потом выйдет. Ну, как Паланик с "Бойцовским клубом".
      Но вот теперь я вывесил свой роман в Сети, чего, признаться, очень не хотел, пока он не издан в "бумаге".
      Дело в следующем. Среди прочих издательств, куда я отсылал синопсис и отрывки, было и "Популярная литература" ("ПП"). Еще и письмо им написал, в котором предположил, что найденный мной прием совокупления фэнтези с наукой может быть перспективным. В письме же упоминалось и то, что при написании романа я широко пользовался идеями Льва Николаевича Гумилева - его Пассионарной теорией этногенеза и теорией антисистем.
      Не могу сказать, что "ПП" мой текст отвергло - я просто не получил оттуда ответа. Хотя уведомление о прочтении письма мне пришло.
      Нет и нет, я об этом забыл до последнего времени, пока не прочитал в Сети о... Правильно: о широко раскручиваемом проекте этого издательства под названием "Этногенез", и первой книге проекта про девочку Марусю Гумилеву.
      Я никак не могу поверить, что возникновение этой идеи у издательства обошлась без влияния моего письма. Тем более что от его получения до воплощения проекта прошло вполне достаточно времени для подготовки - 8-9 месяцев.
      Нет, я не предъявляю претензий к "ПП". Прежде всего, потому, что это бесполезно - "идеи" авторским правом не защищаются. И даже не обижаюсь: бизнес есть бизнес, люди взяли то, что плохо лежало. Ну, конечно, могли бы пригласить меня в коллектив авторов, работающий над проектом. Но предпочли набрать молодежь - все по правилам хорошего менеджмента.
      Единственное, чего я хочу: закрепить мой приоритет во введении Пассионарной теории этногенеза в оборот литературы легких жанров. Это сделал я, а кто говорит, что это не так, пусть сие докажет.
      Ну и, конечно, мне хотелось бы расширить круг читателей моего романа.
      Так что вот он, "Хозяин Древа сего". Читайте, плз:)
     
      Искренне ваш,
     
      Павел Виноградов

Под катом -- отрывок. Полностью тут

Отрывок из романа  "Хозяин Древа сего"




-         …И якоже хощеши, устрой о мне вещь.

Наконец он закончил молитву, начатую давным-давно, когда был еще покоен и уравновешен, хотя думал иначе. Теперь покой исчез. Он стоял среди душных джунглей, покрывали его кровь, грязь и пот, все тело безумно болело, дрожало отвратительной мелкой дрожью. Был совсем без сил – две таких трансформации, одна за другой, могут подкосить какого угодно дива. А Варнава был еще совсем неопытный див. Не говоря уж о том, что никогда и не желал подобного опыта.

Последние часы вспоминались с трудом – теперь он знал, что, превращаясь в чудовище, платишь тем, что стираешь часть человеческого сознания, а, возвращаясь в свой облик, уже не можешь осмыслить чуждые эмоции монстра. Он был один. Дый куда-то девался, и уже довольно давно, судя по тому, что Варнава помнил: тщетные поиски противника по джунглям этой части Шамбалы, куда их вынесли воды сначала озера, а потом вытекающей из него реки. Деревья вокруг были частью повалены, кусты изломаны, трава вытоптана. Варнава вспомнил орды напавших на него существ, с которыми расправлялся голыми руками, при этом поверженные сгорали на его глазах. Дыя уже тогда не было рядом. Он фрагментарно помнил и бой в воде, как они с бушующей темной радостью рвали друг друга когтями и челюстями, но сразу закрыл эти воспоминания. Хотел пасть на колени и молиться о том, чтобы никогда больше не соблазниться возможностью сбросить человечье ради звериного. Но тут ощущение отделенности и изгойства поразило его тяжелым ударом. Он больше не чувствовал себя достойным обращаться с просьбой туда, путь куда был навсегда закрыт для него. Лишь мысленно произнес самую краткую и самую трогательную молитву – последнюю надежду падшего человека. И постарался осмыслить свое положение.

Блестящим оно не было, что было понятно по раздавшемуся громкому треску от грузного тела, продирающегося сквозь подлесок. Треск сопровождался громовым рычанием и нестройным позвякиванием. Ясное дело, приближались новые неприятности. Даже ради спасения своей жизни Варнава не собирался больше совершать трансформаций. Приходилось встречать врага так. Он попробовал призвать на помощь цуки-но-кокоро, но возмущение духа препятствовало утверждению лунной безмятежности. Битва была проиграна заранее, однако драться придется все равно. Впрочем, Варнаве, искушенному горьким наркотиком отчаяния, было безразлично, когда умереть. Можно сейчас.

Стоял и ждал.

Противник показался быстро. Вернее, противница, восседающая на огромном рычащем тигре. Варнава с некоторым удивлением узнал змеелицую брюнетку, на бедрах которой Синий див пытался предаться своему основному пороку. Теперь она казалась величавой и неприступной. Восемь рук появились у нее, каждая из которых сжимала какое-нибудь оружие или же предмет обихода, и не было сомнений, что при случае она эти чаши, колокол или раковину сможет использовать в бою с не меньшим эффектом, чем меч или булаву, которые тоже присутствовали в арсенале. Все это хозяйство и издавало звяканье. А украшавшее шею ожерелье из тщательно отполированных человеческих черепов звонко потрескивало в такт тигриной походке. Дива сладостно улыбалась в никуда, огромные ее глаза затянуты были сонной поволокой.

Варнава исподлобья глядел на явление, ожидая грозных слов или уж сразу смертоносного прыжка. Прикинул, что тигра, пожалуй, еще успеет прикончить. Пустячок, а приятно… Однако его ждало немалое удивление:

-         Ну и что ты стоишь, как лох на танцполе? – насмешливо, но с неожиданным оттенком застенчивости произнесла грозная дева, легко спрыгивая с тигра, который облегченно потянулся и улегся отдыхать. – Невежливо не поздороваться со знакомой девушкой.

Голос ее был мелодичен и приятен на слух. Варнаве пришло в голову, что петь она должна замечательно. Под свирель своего синего беса…

-         Нас не представили, -- огрызнулся он, внимательно следя за собеседницей.

-         Ты хочешь сказать, что интимная сцена, в который ты меня застал прошлый раз – не повод для знакомства? – девица смущенно, но кокетливо стрельнула в него глазами.

-         В окружении недостойном застал я вас, госпожа.

Варнава нашел в себе силы поклониться, не желая давать какой-то демонихе подвод для упреков в невежестве. Та танцующей походкой подошла ближе.

-         Кажется, юный грубиян, тебя смущают мои атрибуты? – голос ее звенел смехом. – Так и быть, сниму их. Тем более что мне они не очень идут.

Она по-девчоночьи неловко взмахнула руками, и во все стороны разлетелось удивительные ее причиндалы, после чего лишние руки исчезли, оставив ровно столько, сколько подобает иметь хорошеньким девушкам. Вслед за тем сняла готичное ожерелье, раскрутила и тоже отбросила далеко в густые кусты.

-         Итак, теперь, когда ипостась сменилась, можно и познакомиться. Как зовут тебя, о бесстрашный воин?

-         Зовут меня Варнава, и я монах, -- угрюмо ответствовал тот, пытаясь разобраться в ситуации.

-         Можно было догадаться, -- весело фыркнула девушка, -- с моими монахами тоже столько мороки…

Она негромко рассмеялась, сложила руки ладонями перед грудью и, поклонившись, представилась:

-         А мое имя – Кара. Вообще-то, это не совсем так, но и Кара вполне подходит.

-         И что ты хочешь, Кара? – спросил Варнава, который постепенно приходил в себя, вновь становясь спокойным и внимательным.

-         Здесь важно не то, чего хочу я, а что хотят господа мои, -- серьезно произнесла та. – А хотят они очень разных вещей.

-         Ты имеешь в виду Дыя и...

-         Супруга моего и господина Синего, -- закончила она за него.

-         Кто же тебя послал сейчас? – недоверчиво поинтересовался Варнава.

-         Тот, кого ты называешь Дыем.

-         Зачем?

-         Убить тебя, конечно. Сам он признал, что не в состоянии. Вот за что его можно уважать, так это за откровенность… Лежит в Зале Убитых, дочь его пользует. Ты его здорово потрепал, никогда бы не подумала, что кто-нибудь на такое способен…

-         И что же ты меня не убила? – спросил Варнава с возрастающим интересом.

-         Потому что любимый муж мой и господин Синий не велел этого делать, -- опустив очи долу ответила Кара.

-         Почему?

-         А ты глупенький, -- вновь рассмеялась дива. – Потому что планы господина Синего и этого…Дыя могут вовсе не совпадать.

-         Судя по тому, что я видел, -- проговорил Варнава слегка презрительно, -- планы твоего супруга особого значения не имеют.

-         Если господин наш решит обмануть человека, никто не сможет превзойти его в коварстве, -- торжественно продекламировала Кара уже слышанную Варнавой сентенцию.

-         Дый не человек… -- возразил он.

-         Более человек, чем думает, -- теперь Кара стала надменна, -- и менее бог, чем хочет. А господин Синий есть господин Синий.

-         Многовато что-то господ развелось, -- пробормотал Варнава про себя. – Короче, Кара, что будем делать?

-         Сейчас ты скроешься из Шамбалы, покуда еще жив. А потом мы встретимся, и… что-нибудь сделаем, это я обещаю.

-         А куда ты?

-         Вернусь к Дыю и почтительно доложу, что нигде не смогла найти тебя.

-         Вроде бы, он может просматривать всю Шамбалу из любого ее места…

-         Сейчас не может. Я же говорю – отправил меня и потерял сознание. В Ветвях бы сказали «впал в кому». А здесь выкарабкается, конечно. Уходи через Башню Варнава, времени нет, у Шамбалы еще слишком много воинов, сейчас они собираются, чтобы снова атаковать.

При этих словах Варнава вспомнил о Суне, и его пронзило острое беспокойство. Но должен был спросить еще одно:

-         Кара, ты упомянула его дочь. Скажи, почему я не видел ее на поле боя?

-         Потому что она не принимала в нем участие. Причины не знаю. Уходи же, сейчас они будут здесь! Мы увидимся.

Девушка шипением подозвала тигра, вскочила на него и длинным прыжком скрылась в чаще. Варнава счел за благо последовать ее примеру. Он уже немного отдохнул и потому попробовал взлететь. Получилось удовлетворительно, и он со всей возможной скоростью направился к острову.

Взлетев над деревьями, увидел, что Шамбала вновь скрылась под маской безмятежности. Солнце клонилось к закату, последними лучами лаская на ночь озеро, которое лениво отзывалось золотистыми сполохами на мелких волнах. Небо было ясно, но не прозрачно, словно устало от длинного тяжелого дня. С приближающегося острова не доносилось никаких звуков. Варнава торопился, как мог, захлебываясь беспокойством. Подлетая к Башне, разглядел внизу свидетельства страшного боя. Везде валялись изуродованные тела, то тут, то там виднелись кучки пепла от сгоревших демонов. С трупами эйнхериев творились удивительные дела – время от времени один из них медленно поднимался в воздух и плыл в сторону Зала Убитых. Но трупы волосатых йети и еще каких-то странных существ лежали смирно, как и положено покойникам.

Ближе к хижине виднелась самая большая куча мертвецов, над которой стояла странно одетая фигура с обнаженным мечом. Варнава сделал вираж и устремился туда. Человек в остроконечном башлыке и светлых, но обильно вымоченных в крови одеждах повернулся. Варнава, уже готовый броситься, замер, узнав скуластое волевое лицо – то ли король, то ли мятежник.

Аслан тряпкой вытер окровавленное лезвие и вложил меч в ножны.

-         Приветствую, брат, -- сейчас он картавил больше, чем всегда.

-         Что ты тут делаешь? – выкрикнул Варнава. – Где Сунь?

Аслан молча указал на гору трупов. Царь обезьян лежал там, еще живой, но Варнава с болью понял, что ненадолго. Седая шерсть была вся заляпана кровью, тело покрывали страшные незаживающие раны. Старый воин хрипел в агонии.

-         Я не успел, он уже был смертельно ранен, -- с горечью уронил Аслан, нервно потирая ладони. – Драка была неразвалОчная. Мы им славно наклеили, но он сражался убитым, Варнава…

-         Шифу, -- Варнава бросился на колени перед умирающим.

-         Ты цел, Сяо Мао, -- донесся слабый голос. – Я рад… Видишь, мое тело покинул почти весь эликсир бессмертия, который я некогда принял. Теперь вот уйду в загробный мир. Да будет так. Там меня заждались… -- из горла его раздалось слабое ворчание – Сунь смеялся.

-         Учитель, я вне себя от печали, -- Варнава с трудом сдерживал плач. – Я не хочу больше жить!

-         Живи, Мао, тебе есть ради чего, -- голос Суня дрожал, но слова были строги. – Тебе поможет Тот, Кому ты служишь.

-         Нет, учитель, я проклят Им!

-         Не смей так говорить. Ты сам рассказывал мне про Его милосердие… Послушай, Мао, у нас мало времени. Мне надо тебе сказать кое-что… -- Сунь помедлил, в его груди клокотало, но в глубине помутневших глаз все еще слабо мерцало удивительное золото. – Ты ее прости, она не хотела тебе зла.

-         Вы о госпоже Оуян, учитель? – спросил Варнава сквозь подавленные рыдания. – Я уже понял, что она служила Дыю.

-         У меня очень умный ученик, -- с гордостью прошептал Сунь – Как догадался?

-         Мне с самой встречи с Дыем попадались одинаковые павильоны. Такие, как ее харчевня. Думаю, это порталы, через которые Шамбала меня контролировала…

-         Ты прав, -- согласно прикрыл глаза Сунь. – Но не знаешь того, что он угрожал ей уничтожить меня. Она не могла поступить иначе. Но мне рассказала все.

-         Так вы знали? – пораженно уставился на него Варнава. – И все равно пошли в Шамбалу?

-         Что суждено, то случится. А планы демонов часто приносят не те плоды, на какие они рассчитывают. Уж кому это знать, как ни мне…-- его лицо заволокла смертная тень, говорил уже еле слышно. – Она уничтожила харчевню, чтобы тебя не схватили тотчас. Но на ее месте ты увидел мою гробницу. Ты тогда случайно попал во временную петлю и заглянул в будущее. Так я узнал, что умру… И теперь вот умираю. Я не жалею. Но ответь, Мао, слуга Бога, ответь своему учителю. Я разгонял мертвецов и убивал демонов, я сражался за Его создания. Он зачтет мне это?..

Он умер, словно слова эти были бритвой, пресекшей нить жизни. Золото глаз померкло навсегда. Варнава беззвучно рыдал над остывающим телом. Поодаль скорбно потупился Аслан. Не вставая с колен, Варнава стал беззвучно шептать слова какой-то молитвы, сам не понимая, какой. Не закончив, бросился на тело учителя и зашелся в уже явных слезах.

Аслан сказал:

-         Был в этом теле обезьяньем

      Дух человечий заключен.

Варнава теперь лежал неподвижно, словно умер сам.

-         Вставай, путь еще не закончен, -- тихо, но настойчиво позвал Аслан.

-         Ты ничего не знаешь, -- ответ прозвучал глухо, как из могилы.

-         Я знаю гораздо больше, чем ты думаешь, -- заверил Аслан. – Вставай, иначе у Дыя все получится.

Этого Варнава не мог допустить ни в коем случае. Рывком поднялся и повернулся к Аслану.

-         Что ты хочешь делать? -- спросил хрипло.

-         Прежде всего, убраться отсюда. Сейчас прилетят новые толпы демонов, а к полуночи восстанут эйнхерии. У нас уже нет сил отбиться.

-         Хорошо, -- согласился Варнава. – только заберем его, -- он указал на тело Суня, в смерти приобретшее благородные черты древнего изваяния.

-         Нет, -- твердо ответил Аслан, -- у нас другие дела. А о нем есть, кому позаботиться.

Варнава посмотрел вопросительно, Аслан кивнул в сторону хижины. Оттуда, сгибаясь в поклонах, выходили госпожа Оуян и Пу Восьмая. Были они в обтягивающих джинсах и футболках, и без своих пышных одежд походили на юных студенток. Обе коротко постриглись, а госпожа Оуян еще и обесцветила зачем-то волосы. По привычке мелко семенили, хотя теперь на них были трогательно маленькие детские кроссовки, а не «туфельки-лотосы».

При виде мертвого Суня госпожа Оуян горестно замерла, но преодолела себя и двинулась дальше. Продолжая кланяться, женщины приблизились к стоящим и упали ниц:

-         Господин, вина ваших рабынь безмерна. Нам нет оправдания, но ради памяти учителя вашего и нашего господина умоляем пока не казнить нас, чтобы мы смогли достойно совершить его погребение. Позже мы, безусловно, покончим жизни самоубийством, или же примем любую иную смерть по вашему выбору, дабы почтительно выразить вам свое раскаяние, -- проговорила госпожа Оуян.

В ее голосе звенели слезы, которым еще предстояло пролиться.

-         Мастер Сунь перед смертью рассказал мне о вашем поступке, -- тускло проговорил Варнава. – Я знаю, что ваши намерения были добрыми. Я не собираюсь казнить вас и запрещаю вам, равно как и вашей служанке, добровольно прерывать нить жизни.

При этих словах госпожа Оуян распласталась по земле еще больше.

-         Встаньте, госпожа, -- продолжал Варнава. – Прошу вас позаботиться о теле господина моего и учителя Суня.

-         Будет исполнено, господин Мао. Рабыни униженно благодарят вас за ваше безмерное милосердие, -- тихо ответила женщина и поднялась с колен. Лицо она продолжала прятать.

-         Дый схватит их, -- обратился Варнава к Аслану.

-         Нет, -- ответил тот, -- они ему больше не нужны. Он прагматик. Ему нужен ты. А теперь еще и я. Нам надо уходить.

-         Через Башню? – Варнава кивнул вверх.

-         Ну, уж нет, там нас вычислят и возьмут сразу. Дважды такое не получится…

-         Что ты имеешь в виду?

-         Потом расскажу. Мы уйдем через портал, -- Аслан указал на хижину.

-         Куда он ведет?

Варнава уже был готов действовать, волевым усилием переходя от глубокого стресса к активности.

-         В одну из Ветвей, которую Дый построил, чтобы выманить тебя. Они похожи на твою, но цепочки событий разнятся. И все – «Ветви смерти». Но сейчас должны быть свободны – тебя ловят в Шамбале. Во всяком случае, девочки перешли оттуда благополучно.

Аслан кивнул на Оуян и Пу, которые в скорбном молчании сидели на корточках перед телом Суня. Варнава подался туда, но Аслан удержал.

-         У нас нет времени. Пойдем. Ты еще встретишься с ним.

Варнава внимательно посмотрел на этого странного Продленного. Медленно произнес:

-         Возможно, -- и, не говоря больше ни слова, направился к хижине.

Однако Аслан не двинулся с места.

-         Дыый! – вдруг закричал он так, что Варнава чуть не оглох, эхо пошло гулять по засыпающему озеру, а плавно дрейфующие на воздусех тела эйнхериев на мгновение замерли. – Когда увидишь Шамбалу, окруженную войском, знай, что пришел день отмщения!

Варнава недоуменно посмотрел на него:

-         Зачем тебе это?

-         Чтобы знал, -- непонятно ответил Аслан и шагнул ко входу.
Монах пожал плечами и последовал его примеру. Они вошли внутрь, и в Шамбале их не стало.
comments: Оставить комментарий Previous Entry Поделиться Next Entry


francis_drake
Link:(Link)
Time:2009-06-18 04:55 pm
Но вообще я, кажется, начинаю понимать, почему издательства это отвергли.
(Ответить) (Thread)

[icon] Я на "Марусю" не обижаюсь, но пару слов сказать следует... - ru_weird
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.